среда, 4 сентября 2013 г.

Принципиальная недееспособность мировой либералистии как она есть

Читаем Ежедневный журнал:

"Несостоявшееся «мировое правительство»

18 ИЮЛЯ 2013 г. МАКСИМ БЛАНТ

ИТАР-ТАСС
В Москве стартовала «финансовая двадцатка» — встреча министров финансов и глав ЦБ, призванная определить повестку дня саммита «большой двадцатки», который состоится 6 сентября в Санкт-Петербурге. Круг вопросов, которые собираются обсуждать участники нынешней встречи, стандартен, позиции сторон практически по всем вопросам более или менее известны. Ни «прорывов», ни уж тем более «революций» не ожидается. Коммюнике, которое главы государств и правительств подпишут в сентябре, можно сформулировать уже сейчас. В нем будет говориться, что страны-участницы сделают все возможное для восстановления стабильного и устойчивого роста мировой экономики, приложат усилия к сохранению финансовой стабильности, обратят внимание на состояние государственных финансов и постараются найти такие способы стимулирования национальных экономик, которые не подрывали бы эту самую стабильность, а также конкурентоспособность партнеров. В документе непременно будет сказано об отказе от протекционизма во внешней торговле и неприемлемости «валютных войн» — искусственной девальвации национальных валют для стимулирования экспорта и дестимулирования импорта. Поскольку одной из основных тем нынешней «двадцатки» станет (совсем уж неактуальная в России) проблема безработицы — в Москву вместе с главами финансовых ведомств приехали министры труда стран-участниц, — в коммюнике может появиться пара абзацев о том, как важно бороться с безработицей и стимулировать создание рабочих мест.

Подписав же эту бессодержательную и прекраснодушную декларацию, главы государств и правительств, прихватив своих министров и руководителей ЦБ, разъедутся по домам, чтобы продолжать свою не приносящую ожидавшихся плодов борьбу с национальными кризисами, исходя из собственных представлений об экономической целесообразности и национальных приоритетах. Япония будет все так же печатать триллионы йен в надежде еще сильнее девальвировать свою валюту и поддержать собственных экспортеров, а заодно и победить непобедимую дефляцию. США продолжат программу «количественного смягчения» и вернутся к дискуссии между демократами и республиканцами о приемлемом уровне бюджетного дефицита и госдолга. Европа снова начнет ломать голову о приемлемом способе преодоления долгового кризиса, ища компромисс между нежеланием Германии кормить погрязшую в долгах «европериферию» и неспособностью этой периферии до бесконечности затягивать пояса безо всякой надежды на хоть какое-то улучшение в будущем.
Именно поэтому «финансовая двадцатка», событие, которого еще четыре года назад со страхом и надеждой ждали инвесторы и аналитики по всему миру, сегодня не привлекает практически никакого внимания даже со стороны профессиональных экономических обозревателей. Институт, который многие воспринимали едва ли не как прообраз «мирового правительства», способного демонтировать изжившую себя, «несправедливую» мировую финансовую архитектуру и выстроить на ее месте новую, более отвечающую реалиям и потребностям мировой экономики, оказался абсолютно недееспособным. За минувшие четыре года не только не было создано наднациональных регуляторов (одно время развивающимися странами продвигалась идея превратить МВФ в «мировой ЦБ», наделенный полномочиями эмитировать «мировую валюту»), но даже не было выработано единого подхода к борьбе с экономическим кризисом. Попытки развивающихся стран во главе со странами БРИК пересмотреть и укрепить свою роль в мировых финансах потерпели фиаско. Состояние мировой финансовой системы по-прежнему зависит от решений, которые принимаются в ФРС США, Банке Японии, Европейском ЦБ и (в меньшей степени) в Банке Англии.
Почему «двадцатка» оказалась недееспособной, вопрос отдельный. Главное же заключается в том, что системные дисбалансы и «перекосы», которые стали причиной мирового кризиса 2008 года — самого страшного кризиса со времен «Великой депрессии», — не только никуда не делись, но и существенно усугубились за пять лет борьбы с кризисом. Единственное, чего удалось добиться — надуть обратно лопнувшие в 2007-2008 годах «пузыри», реанимировав таким образом гипертрофированный финансовый сектор мировой экономики. Сектор, требующий постоянно растущей подпитки дешевыми (а в идеале — бесплатными) деньгами. Государства в большинстве своем за это сомнительное достижение заплатили дорогую цену, пожертвовав собственной финансовой стабильностью. Так что следующий кризис (а 2008 год блестяще опроверг теорию бескризисного развития) гасить уже будет нечем."